Путешествия как параллельная реальность человеческой доброты

журналист-путешественник Сергей Герасимов

Современный мир, как никогда, застрял в бытовых заботах и ежедневной рутинной работе. Вырваться из этого круга очень трудно. Именно поэтому о смелости идти против устоявшихся общественных норм, о взаимопонимании родителей и детей, о том, что определяет путешественника, о случаях изменения образа мышления, о человеческой доброте и ее изменчивости в зависимости от ситуации, а также о возможности исполнения желаний журналист Саша Ткаченко говорит с новоявленным путешественником, кременчужанином Николаем Герасимовым.

— Как получилось, что ты решился бросить работу и начать путешествовать автостопом? Что стало последним фактором, который запустил механизм принятия решения?

— Была давняя мечта и желание путешествовать. Собрал много информации, отложил некоторую сумму денег, появилось понимание, что могу прожить некоторое время без работы. За полгода я себе наметил, что до мая должен освободиться. Так и произошло. Я доделал все дела, помог родителям с огородом. При подготовке к путешествию одни меня поддерживали, а другие говорили, что я делаю откровенную глупость и не найти мне чего-то лучшего, чем работу на заводе. Типа за год все равно вернусь. Я этого не исключаю, но работа по две тысячи гривен в месяц — это не та вещь, за которую стоит держаться руками и ногами.

— Нет страха, что вернувшись домой на работу не устроишься?

— Нет. Сварщиком, думаю, смогу устроиться без проблем где угодно. Работа, конечно, не из самых безопасных для здоровья, но это не на всю жизнь — на несколько месяцев. Если есть мечты или планы, а не обреченно выполняешь монотонную работу каждый день, то оно и живется легче.

— Как удалось собрать такую сумму, чтобы позволить себе не работать полгода? Вопрос накопленных тобой финансов.
журналист-путешественник Сергей Герасимов
— Недавно через Кременчуг, из Запорожья в Киев, шел пешком шестидесяти однолетний известный путешественник Андрей Петербургский, что считает себя пилигримом- миротворцем, и мне посчастливилось с ним познакомиться. Когда я спросил его о расходах, то он ответил, что по странам СНГ можно путешествовать бесплатно. Я поинтересовался как, а он мне: «Вот видишь, ты мне халвы подарил, другие мне картофеля дали. В крайнем случае можно просто попросить людей накормить тебя – в СНГ люди откликаются на это очень охотно и по-доброму». Эта поездка была почти «прогулкой», потому что так он из Владивостока шел в Киев. На примере Петербургского мне подумалось, почему я не могу так же, будучи почти втрое моложе его.

— Матери обычно хотят видеть своих детей со счастливыми семьями, а родителям приятно знать о финансовой состоятельности и стабильности сыновей. Как отреагировали родные на твое решение?

— Ты знаешь, мне с родителями повезло. Они с пониманием отнеслись к моему решению, за что я им благодарен, потому что их позиция для меня крайне важна. У нас были долгие разговоры, мы это обсуждали и пришли к взаимному пониманию. Семейных планов во мне пока нет, а будущее на то и будущее чтобы быть неизвестным. Карьерные перспективы заоблачные, как и у большинства людей, которые не имеют кумовьев среди руководства. У меня была сидячая работа от которой я имел боль в спине и ощущение песка в глазах. На фига оно такое надо?.. В дороге же наоборот чувствуешь себя живым. Происходит мобилизация организма, оздоровление от постоянного движения. Даже взмокши до нитки, не болел, тогда как при аналогичных обстоятельствах в городе не факт, чтобы остался здоровым.

— Всегда хочется свободы, но нередко бывает, что получив желаемое не знаешь, что со всей этой свободой делать. Как с этим было у тебя?
журналист-путешественник Сергей Герасимов
— Сначала я не знал, куда себя деть. Длилось это пока наконец не отправился в путь. Трудно, если нет цели. А свобода, по-моему, заключается не в праздности, а в том, чтобы делать то, что хочется, и воплощать свою цель в реальность. Моя свобода — это возможность поехать, куда угодно.

— Что должен знать начинающий путешественник?

— Все индивидуально. Каждый на собственном опыте делает выводы. Мне всю зиму на голову падала какая-то информация с форумов, сайтов, групп, книг. Все оно накапливалось, но их можно прочитать сотни и остаться неготовым к путешествию, то есть с кучей вопросов. Главное это попробовать. Взять и поехать.

У меня была пробная поездка — я себе наметил треугольничек Кременчуг — Одесса — Умань. Осталась куча эмоций, впечатлений, появились вдохновение и уверенность в том, что это работает. Такой опыт значительно полезнее профильного чтива.

Конечно, есть и правила. Очень полезна пятидесяти страничная брошюра «Практика свободных путешествий». Этого объема достаточно, чтобы не делать типичных ошибок. Среди основных правил — необходимость выглядеть ярко и опрятно. Когда смотрят на тебя издалека, то сразу оценивают, поэтому стоит производить хорошее впечатление. Очки не рекомендую, потому важно, чтобы глаза оставались открытыми. Во время путешествий замечаю, что когда Стоп машина, то подавляющее большинство тех, кто не останавливался, хоронили собственный взгляд, находя сплошные оправдания в необходимости проверить телефон или посмотреть в боковые зеркала. Очень редко, когда проезжают мимо с покер-фейсом. Важная для автостопа позиция: это не должно быть место около поворота или спуска. Водителю стоит давать время увидеть тебя и решить брать или нет.

— Есть разница путешествовать самому или компанией?

— Самому путешествовать гораздо быстрее и даже веселее, хотя все якобы говорит наоборот. Скорее идется, потому что водители гораздо охотнее берут одного путника. Если двое ребят, то не доверяют. Мало кто рискует остановиться. А веселее, потому разговор на двоих с водителем выходит откровенней. Люди порой незнакомцам говорят болльше, чем давним друзьям или родственникам, зная, что их откровения исчезнут вместе со случайным путникам за поворотом (вспомните песню Митяева «Давай с тобой поговорим»). По природе я одиночка. Поэтому психологически мне было вполне комфортно. Ел, когда хотел, останавливался, когда хотел. Все зависело исключительно от моей воли и, конечно же, дороги.

— Какие суммы денег брал с собой в предыдущих путешествиях?

— До Владикавказа я брал с собой 1000 российских рублей и 500 гривен. Домой я привез 450 гривен и 750 рублей. Должен привезти меньше, но один дальнобойщик подарил мне 1000 рублей на маршрутку. Я ему говорю, что лучше пешком пойду, что мне эти деньги не нужны, но он назад денег брать не захотел. Пол этой суммы я потратил на проживание во Владикавказе, а другую половину — на мелкие пищевые расходы типа хлеба, воды или на транспорт в городе.

На одесские путешествия мы с товарищем на двоих потратили всего 70 гривен.

Деньги, конечно, нужны, хотя это довольно двояко, потому что когда у тебя их нет и ты говоришь всем, что их у тебя нет, то тогда все тебе помогают, кормят, угощают. В противном случае это будет ложь, а он все равно считывается подсознанием окружающих тебя людей, и к тебе растет недоверие.

— То есть, если суммировать все сказанное тобой, значит, что человеческая доброта еще существует. И она в сочетании с альтруизмом и бережливостью в расходах составляет рецепт возможности путешествий для каждого?
журналист-путешественник Сергей Герасимов
— Да, конечно. Я вот, когда был в пути, ел всего лишь раз, меня обычно угощали и в Ростове, и в Кабардино-Балкарии. Например, кипяченой воды я могу попросить везде, а это уже и чай… Тот же Андрей Петербургский говорил, что ему не раз с собой еще и сумку давали, когда он рассказывал, что путешественник. От половины приходится даже отказываться, поскольку трудно все это нести. Находясь в Мариуполе, я, например, просил кипяток утром в аптеке, покольку она одна работала на такой ранний час. Так меня там еще и печеньем угощали.

— Люди, получается, добрее становятся, когда видят путешественников. Почему такая реакция?

— Потому что восемьдесят процентов людей сами хотят путешествовать. Своей помощью они как бы соприкасаются с твоим путешествием и хоть мысленно (с подаренным хлебом-солью) отправляются с тобой. А потом еще и друзьям рассказывают, что помогли путешественнику. Это для них как сделать доброе дело, а его сделать хочется каждому. И чем дальше ты от дома, тем охотнее тебе помогают, теплее воспринимают такого дальнего гостя. Спрашивают, как решился, удивляются. Хорошо, когда хороший водитель попадается и есть, о чем поговорить. Если нет, то всегда можно попросить выйти.

Я, садясь в машину, сразу говорю, что еду стопом и денег у меня нет. В России автостоп развит намного лучше, чем у нас в Украине. Там водители уже привыкли доверять путешественникам. Украина отстает по развитию автостопа. У нас в основном прочно держится недоверие к путникам с большими сумками на плечах.

— Получается, что путешествия добавили тебе еще и понимания человеческой природы?

— Конечно, добавили. Не только в смысле других людей, но в самопознании. Я начал верить в подобие круговорота добра в природе. Как-то встретил я путника. У него были проблемы с обувью и деньгами. Я подарил ему сумму, которую он переделал на обновку. Уже в следующей поездке мне вернулась сумма в пятикратном размере от дальнобойщика.

— Что ты думаешь мешает людям проявлять доброту в обычных условиях, то есть каждодневно?

— Возможно, люди не делают добра окружающим, потому что не уверены, что их поступок будет должным образом оценен. Но я верю, что потребность делать добрые дела присутствует у людей, причем, подчеркну еще раз, исключительно у всех. Хорошие поступки всех лучше поднимают настроение. Путешественник не является частью ежедневного быта человека со всеми его проблемами. Исключительность в этом случае срабатывает на все сто, и человек просто раскрепощается и выплескивает из себя доброту.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.