Проклятая мельница

II

Проклятая мельницаНе сразу понял он, что видел только сон. А поняв, все же не смог успокоиться, уж очень тяжело было на душе, никак не пропадало проклятое чувство, что в груди поселилось что-то недоброе, ледяное. Мелькнула мысль вернуться домой, но сразу пропала. Сменившись неотвязным желанием спешить на мельницу. Сам не понимая, что происходит с ним, мужик запряг коня и повернул к знакомой запруде.

Уже подъезжая ко двору мельника, он понял, что случилось что-то необычное, что перевернуло все в хозяйстве старика. Мельница молчала. Двери в доме были открыты, работники то появлялись оттуда, то исчезали в их темном проеме. Из дома слышался заупокойный старушечий плач. Наш мужик, казалось, не был удивлен. Молча подъехал он к дому, молча услышал от работника, что прошедшей ночью умер старый мельник.

- Пока хозяина не похороним, молоть не станем, - объявил мужику старший работник. - Коли хочешь - жди три дня, не хочешь - поезжай на другую мельницу.

С тупой обреченностью ответил мужик, что останется на мельнице, и попросил провести его к покойнику.

Мельник лежал в передней, еще не в гробу, но уже весь в белом, седые волосы смерть рассыпала по плечам… Бог знает откуда взявшаяся здесь старая плакальщица выводила над ним тонким жалобным голоском. Мужику пришло в голову, что обычно плакальщицы не сильно кручинятся по покойнику, получая плату за свой труд. А эта убивалась по-настоящему, и старческие слезы текли по ее щекам. Все это мужик отметил как-то мельком и тут же забыл. Он подошел ближе и заглянул в лицо усопшего. Нет, он уже не боялся одинокого отшельника. Напротив, появилось чувство, что только он один и знал по-настоящему этого старика, словно сам прожил его долгую, уединенную жизнь. Что-то связывало его с этим безжизненным телом, может быть, давешний сон, только мужик, кажется, уже не разделял сон с явью. Словно кончилась одна его жизнь и началась другая. А началась, когда были произнесены над ним слова заклятия. И во весь день чувствовал он это странное отождествление себя с покойным.

На ночь мужика отвели в каморку под самой крышей. Принесли ужин, точь-в точь такой, какой привиделся ему здесь вчера. Все утихло… Сон опять не шел, но мужик и не собирался засыпать. Он словно ждал чего-то, прислушиваясь к себе. Вот какой-то толчок изнутри поднял его с лавки. Тихо ступая по половицам, он спустился по лестнице и очутился в передней. Слабо горела свеча, мельник лежал недвижно, лицо его казалось совершенно немым и бесстрастным. Но мужику оно повелительно говорило: иди!

Повинуясь этому приказу, тот вышел во двор. Что-то необычное почудилось ему в этой ночи. Мужик замер, соображая. В ночной тишине явно раздавался шум воды на мельнице. Тихо, как кошка, прокрался он туда. Мельничное колесо работало, вхолостую перемешивая густую темень. Старший работник глядел на него в недоумении. Почувствовав чье-то приближение, он быстро повернулся в сторону мужика.

- Эй, кто тут? Ты почто, каналья, пустил воду? Стой, я, вот тя за такие шутки награжу по ушам!..

Мужик молча и неторопливо направился к старшому. Он шел как во сне, понимая, что сейчас случится что-то страшное, непоправимое, и не просто случится, а совершит это он сам. Какая-то сила неудержимо влекла его вперед. И он отдавался ей, замечая, что тело его наливается непривычной звериной мощью и гибкостью. Он словно не приближался к старшому, а рос над ним, и тот в страхе попятился назад…

- Господи!.. - только и успел хрипло выдохнуть он, хотел было рвануться к дому, но цепкие руки схватили его и без единого звука бросили вниз на мельничное колесо… Вода на мельнице шумела до самого рассвета…

На рассвете воду отвели, подивившись тому, что мельница работала в такую ночь, да еще вхолостую. Хватились старшого и, не найдя, свалили было вину на него. Но через два часа ниже по реке нашли и самого старшого - труп его, разбитый и посиневший, прибило к берегу недалеко от мельницы. На мельнице все замерло. Работники не выходили из дома, напуганные второй смертью. Правду сказать, и усопший мельник сильно смущал их. Недаром вчера кто-то из них обронил: "Помер хозяин, а добра так-таки не жди". Теперь вокруг носилось предчувствие чего-то еще, но никто уже не осмеливался высказывать его.

 

Далее |  К оглавлению
Copyright © 2013