Проклятая мельница

VI

Проклятая мельницаОн лежал на лавке и призывал смерть и вечную кару черной душе колдуна, которая теперь была его душой. Он готов был принять смерть самую мучительную и кару самую суровую. Но вместо этого почувствовал облегчение. Мужик затих, его лицо постепенно разгладилось, и он облегченно вздохнул. Вслед за этим ему захотелось встать, он поднялся с лавки, ступил шаг, другой, третий, потянул за ручку двери. Дверь бесшумно отворилась, и мужик легко скользнул в нее.

На крыльце дома лежал забытый кем-то топор. Мужик не раздумывая подобрал его и стал красться к сараю. Луна хорошо освещала двор, и ему приходилось все время хорониться в тени. Он больше ни о чем не думал. Не то чтобы смущение или колебание, ни одно человеческое чувство, ни одна мысль не отражались больше на его лице.

Дверь в сарайчик отворилась без скрипа, мужик быстр притворил ее за собой и стал на цыпочках подбираться к спящему. Луна пробивалась через оконце и сюда. Мальчонка раскинулся на охапке сена сладко, как на пуховой перине, и улыбался. Одна рука его что-то сжимала во сне…

Мужик замер и впился в него глазами. Невозможно было угадать, что чувствовал он в эту минуту, но могло показаться, что улыбка дитяти смущала его. Он то сжимал в руке топорище, то разжимал его… Внезапно ему почудилось, что сиротка просыпается. Судорога пробежала по лицу мужика, и он взмахнул топором… Одним мгновением раньше мальчонка шумно вздохнул, кулачок его ослаб, и из него выпала деревянная свистулька - единственная игрушка бедного ребенка, которую он не решился выпустить из рук даже ночью.

Страшная боль пронзила сердце мужика при виде этой свистульки. Внезапно очнувшись, он увидел себя над спящим ребенком с топором в руках. Руки его задрожали, роняя страшное оружие, и слезы побежали по щекам.

- Родимый мой, - застонал он, протягивая руки к невинному бродяжке, - что же это я хотел сотворить с тобой, дитятко ты мое!..

Мужик весь сотрясался от нестерпимой жалости и страшного своего прозрения. Вдруг он вспомнил что-то и кинулся в дом. Там в гробу, в изголовье у мельника, лежал старый свиток, готовый отправиться в могилу со своим хозяином. Мужик схватил его и стал рвать желтый лист с такой ненавистью, как будто не хотел оставить на белом свете и клочка его.

- Пропади ты пропадом, - повторял он сквозь зубы, чувствуя, что проклятая кабала над ним кончилась и в груди затеплилась прежняя его душа. Вслед за этим понял он, что ни минуты не может оставаться в этом доме, и, не медля больше, бросился вон из него. Он не стал запрягать свою лошадь, оставив и ее, и телегу с зерном на мельнице. Последнее, что сделал он, - забежал в сарай и, схвативши на руки спящего дитя, кинулся с ним со двора.

- Ты куда несешь меня? - пролепетал тот, очнувшись.

- Домой, домой, мой родимый. Ты спи себе, а я тебя донесу, - отвечал мужик, укачивая мальчонку.

 

Далее |  К оглавлению
Copyright © 2013