Проклятая мельница

VII

Проклятая мельницаОн торопился, стараясь поскорее выбраться из этих мест. Луна щедро светила ему, заливая весь лес призрачным сиянием. Мужик старался не думать о будущем, хотя после своих злодейств уже не ожидал от него ничего хорошего. Все его стремления сейчас сошлись в спящем сироте, чья судьба теперь была важнее собственного спасения.

Внезапно мужику почудилось, что где-то в стороне от него мерцает огонек. Он остановился и, ступив с лесной тропинки, стал осторожно пробираться навстречу ему. Огонек горел все различимей, пока, наконец, не превратился в заметное пламя свечи. Мужик выбрался к маленькой лесной избушке, из окна которой струился живой свет. Это было скудное жилище убитой знахарки, вид его отозвался нестерпимой болью в душе мужика, но свет удержал на месте. Кто мог зажечь его? Крепче прижавши мальчонку, он толкнул покосившуюся дверь… и обомлел. В избушке спокойно сидела старая плакальщица, и лицо ее было таким же кротким, каким он увидел его прошлой ночью. Веретено мерно журчало в ее руке… Увидавши мужика, она улыбнулась всем светлым своим лицом и приветливо кивнула ему.

В горле у мужика перехватило, он не решался поверить своим глазам.

- Заходи, добрый человек. - ласково попросила старушка, - не бойся.

- Ты разве живая? - только и сумел вымолвить мужик.

- Живая, теперь живая, - заверила старушка.

- Да ведь я же… убил тебя!.. - вырвались у него страшные слова, и он почувствовал, что земля уходит из-под его ног.

- А ты вот сядь да послушай меня, старую, что я тебе расскажу, - опять пригласила старушка. - Ты, мил человек, напрасно не убивайся, вины на тебе боле нету никакой. Вот ежели бы ты - она кивнула на ребенка, - его невинную кровь пролил, тогда не стало бы тебе прощенья…

Мужик слушал ее, но никак не мог взять в толк ее слов. Старушка терпеливо подперла голову кулачком:

- Слушай тогда с самого начала да смекай. Чтоб не попала его черная душа в самый ад, давно уже порешил старый мельник поселиться душой в другого человека. Выбрал он тебя по молодости твоей да по доверчивости, вот и заставил обманом подписать дьявольский договор. Но то бы еще победы. Чтоб укоренилась его душа в тебе крепко, надобно было принести в жертву три души: душу честную, праведную и невинную. Коли выполнил бы ты это, навсегда остался в черной неволе, потому как нет в мире большего злодейства, чем пролить невинную кровь. Меня с Иваном по злому его наущению ты порешил, а вот младенца погубить не смог, добро в тебе оказалось сильнее. Тем ты и свою душу спас, и наши с Иваном не отдал дьяволу… За то великое тебе спасибо.

Старушка встала и медленно поклонилась мужику в пояс.

- Матушка, но ведь я жизни тебя лишил!..

- Э, мил человек, - она загадочно улыбнулась, - жизнь, она едина что на земле, что на небе. Главное, чтобы душа была чистой.

Мужик молчал, слова знахарки успокаивали его, и весь ее облик, ясный, чистый и какой-то нездешний уже, согревал его всего.

- Ступай домой, - напомнила ему знахарка. - Что лошадь и зерно на мельнице оставил, не горюй. Вернется к тебе твое добро. А что сиротку пригрел, за то тебя Бог не оставит своей милостью. Об нас с Иванов не печалься. И вот еще что: возьми этот каравай хлеба - путь ваш не близок. Ну, ступай…

 

Далее |  К оглавлению
Copyright © 2013