Ловушка для «Камчатки»

Есть училки, на уроках у которых всегда тишина. Неизвестно, в чем тут дело, но математичка Мария Павловна (подпольная кличка Павлин-Мавлин) была именно такой: ее боялись все ученики нашей школы, даже самые отпетые хулиганы. И это несмотря на то, что наш Павлин больше напоминал ощипанную курицу или даже цыпленка: о людях такого маленького роста обычно говорят — метр с кепкой. Эта была метр со шляпкой.

Каждый урок математики был для нас испытанием. Обыкновенно класс стихал еще на перемене — мы начинали судорожно списывать друг у друга домашнее задание. Строгая математичка имела привычку, войдя в класс после звонка, приветствовать его очень своеобразно:

— Добрый де-ень, — растягивала она последнее слово.

И чем больше она его растягивала, тем день обещал быть все менее и менее добрым.

— Открываем тетрадочки с домашним зада-анием и кладем их на край стола-а, — садистически продолжала Павлин-Мавлин.

Класс все это прекрасно знал и реагировал традиционно: первые столы уже давно приготовили тетради, а «Камчатка» усиленно дописывала «домашку».

Но один раз в этом отлаженном процессе произошел маленький сбой.

— Вот те на, — спохватилась Мария Павловна, — журнал в учительской забыла. В общем, та-ак, дорогие мои: я сейчас за ним схожу-у, то есть у вас есть вре-емя… Не дай бог, когда я верну-усь, у кого-то не будет домашнего зада-ания, — зловеще протянула она и направилась к двери. «Камчатка» еще усерднее застрочила ручками в своих тетрадях.

Но Павлин-Мавлин дошла лишь до первого стола, что был у двери, наклонилась к отличнице Беловой и шепотом попросила ее сбегать за журналом.

Хлопнула входная дверь за Ленкой Беловой, а Мария Павловна присела на место отличницы: видимо, решила сдержать свое слово и не проверять домашнее задание, пока не прибудет журнал. В классе повисла напряженная тишина. И вот в этой мертвой тишине ничего не видевший со своей «Камчатки», но хорошо слышавший все, что перед этим сказала Павлин-Мавлин, хулиган и бездельник Генка Лабзин, даже не отрываясь от тяжких трудов списывания, вдруг… не запел, а буквально заорал:

— По деревне шла и пела баба здоровенная!..

Он тут же осекся, так как реакции на его сольное выступление не последовало, – класс в полном молчании повернул к нему удивленные лица. Генка вскинул голову, закрутил ею туда-сюда, пока не увидел ехидно улыбающуюся Павлин-Мавлин, а уже в следующий момент, взвизгнув от страха, нырнул под стол.

И тут класс грянул хохотом, да так дружно, так громко, что слышали, наверное, все этажи. Кстати сказать, Павлин-Мавлин смеялась вместе со всеми и даже вытирала слезы на глазах.

И только отличница Ленка Белова, придя с журналом, никак не могла понять, что случилось в ее отсутствие, и потому растерянно и глупо улыбалась, отчего нам было еще смешнее…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.