Язык: культурно-политический аспект

Язык: культурно-политический аспект

В острых дискуссиях о роли и значении украинского языка в Украинском государстве упор слишком часто делается на эстетическом аспекте: мол, украинский язык — «калиновый и соловьиный», красивый, благозвучный и т.д.. Этот «просветительский» подход скрывает другой чрезвычайно важный факт, то, что речь, если она имеет статус государственного, является прежде всего рычагом политики и административного управления и в этом контексте красота и благозвучие реального значения не имеют. Эстетика — не является важнейшей добродетелью оружия, главное, чтобы оно стреляло быстро и точно.

Язык, кроме всего прочего, является основой национальной культуры, а национальная культура является мощной политической силой. Именно поэтому за эту силу уже более 20 лет идет непрерывная борьба в независимой Украине. Объектом закона Кивалова-Колесниченко является не только язык как таковой, но и в первую очередь украинское государство, его существование. Ведь статус нации в действительно независимой или постколониальной стране определяется статусом языка этой нации. Древние римляне с их огромным государственным и административным опытом недаром говорили: «Чей язык, того и власть». Исходя из этой максимы, нетрудно догадаться, как сейчас в Украине распределены власть и является ли украинское государство действительно украинским.

В отличие от глупых идей, пытаются внушить украинцам такую истину, как «разве это важно, главное, чтобы человек был хороший!», в других государствах, в частности, в соседней Российской Федерации прекрасно осознают значение языка как существенного элемента государственной политики. Поэтому и не случайно бывшая жена российского президента Людмила Путина публично заявляла: «Россия везде, где говорят по-русски». А премьер-министр России Дмитрий Медведев призвал активно распространять русский в мире и отметил, что этот процесс должен быть наступательным. Здесь нет никаких иллюзий относительно реального значения языка для обеспечения политической, идеологической и экономической экспансии. Это только в Украине некоторые непутевые «государственные деятели» искренне убеждены, что вопрос языка может быть делом кучки национально озабоченных интеллектуалов…

Язык как орудие государственной политики

Как свидетельствует история, многие ведущие государства мира заботились, заботятся и будут заботиться о распространении своих языков за пределами национальных территорий. Например, так делали греки во времена эллинизма, а затем римляне с латынью. Латинская речь царила во всем Средиземноморье на протяжении многих веков, и это было следствием огромных свершений римской цивилизации. Римляне были гениями административного управления, они впервые создали фундаментально разработанную систему права, тщательно отточенный научный язык. Сегодня во всех университетах цивилизованного мира студенты-юристы изучают римское право как основу юридического мышления. Латынь учат медики, ботаники, зоологи, археологи, историки, фармакологи и многие другие, несмотря на то, что этот язык «мертвый». Но сила его и по сей день действительно большая.

Вот почему латинский язык и после гибели империи еще несколько веков господствовал на европейской арене, освященной большими достижениями ее носителей в прошлом. Где-то до XVI века латынь безраздельно господствовала в науке, образовании, западной церкви, государственном управлении и т.д. Зная латинский язык, можно было без проблем учиться везде, от Саламанки в Испании до Ягеллонского Краковского университета в Польше.

Только с XVI века начинается робкий переход образованного сообщества от латыни к национальным языкам, именно этим переходом занимались первые Королевские академии (Британская, Французская, Испанская и другие). Они вырабатывали национальные литературные языки как средство управления и консолидации своих стран и наций.

В XVII-XVIII веках в Европе наблюдается гегемония франкофонии: французский язык становится популярной — блестящая культура, поэзия, драматургия, философия, искусство, аристократический быт т.п. А еще особая политическая роль французского государства на континенте.

Так в Российской империи до середины XIX века господствует французский. Начиная со второй половины XIX века становится заметным лидерство немецкого языка. Это было связано не только с объединением Германии «железным канцлером» Бисмарком и превращением ее в великую державу, но также с блестящими достижениями немецкой фундаментальной и прикладной науки, многими изобретениями и открытиями. Не случайно даже в Советском Союзе до 50-х годов ХХ века наиболее распространенная иностранная речь, изучаемой в школах, немецкая. Английский язык тогда еще редкость, экзотика.

Языковая геополитика в современном мире

После 1945 года начинается однозначное лидерство английского языка, англофония, и этот язык обязан США и их роли в мире. Сегодня почти все европейцы умеют говорить по-английски, но не всегда хотят разговаривать на американском языке (это особенно касается немцев и французов). В наше время несколько миллиардов людей на планете или владеют, или хотя бы понимают английский. И это произошло не в результате навязывания или какого-либо принуждения, а вполне мирно.

США, Великобритания, Канада, Австралия, Новая Зеландия и другие англофонные страны не ставят свои отношения с другими государствами в зависимости от того, как на их территориях чувствует английский язык и не требуют для него никакого статуса (в отличие от лидеров Российской Федерации). Огромные массы населения Земли учат английский, потому что это действительно мировой язык, язык высших достижений в экономике, науке и технологиях, в культуре и социальных модернизациях. Более 90 % мировой научной информации распространяется на английском. На русском языке в современном мире распространяется всего 0,5 % научной информации.

Наверное именно поэтому знаменитый украинский хирург академик Николай Амосов (уроженец Вологодской области России) еще в начале 1990-х годов в интервью киевской газете сказал: «Если украинцы хотят достичь успеха в развитии государственности, они должны изучать английский, а не русский язык». Конечно, как второй после родного украинского.

Умные страны не преподносят распространение своего языка в мире на уровень политической экспансии и давления. Этими делами у них тихо, спокойно и эффективно занимаются культурные организации вроде «Альянс Франсез» во Франции, «Института Гете» в Германии, «Института Сервантеса» в Испании, «Британского совета» в Британии и так далее. Если страна будет символом прогресса и развития, то ее язык охотно и совершенно добровольно изучат миллионы людей во всем мире, если же она удовлетворяется имиджем отсталости, реакционности и шовинизма, то желающих изучать ее язык, несмотря на все призывы, финансовые вливания и требования, останется мало. Даже «наступальнисть», к которой призывает премьер России Дмитрий Медведев, не поможет, но принесет немало проблем как тем, на кого «наступают», так и в конце концов «наступающим».

Игорь Лосев — кандидат философских наук, доцент кафедры культурологии НаУКМА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.